Живопись незрячих как акт чуда

О выставке «Путь к цвету» в Art-Belarus

24.01.2021

Авторская колонка

с критическими обзорами от Иры Баловневой

Делимся, почему живопись незрячих учеников в проекте концептуальна, в чем ее художественная ценность и есть ли в мире художники, незрячие от рождения. Комментирует автор проекта Сергей Бондарович.

О выставке

Исключительная выставка «Путь к цвету» в #Zal 2 Дворца искусства проходила в январе. Ее главные герои — незрячие ученики специализированной школы №188 г. Минска. Ребята показали свои картины, для создания которых сами выбирали цвета и наносили краску. Сами выбирали цвета, ого! И этому положили начало гаджет Lihtar* и приложение Сергея Бондаровича, одного из учителей BelonicaArt

*Lihtar – специальное устройство для распознавания цветов, созданное Сергеем.

55 ярких холстов на стенах светлой конструктивистской башни #Zal 2 воодушевляют честностью и открытостью. Форматы 30х30, 30х40 см для художника часто этюдные, если идеей не предусмотрено другое. А для незрячего человека, осязающего холст кончиками пальцев и ладонями, такой размер наиболее удобен для занятий за столом. Открывают экспозицию две ученические работы с афиш выставки и краткая серия учителя Сергея Бондаровича. Она служит наглядным пособием и обладает необходимой четкостью линий, фигуративностью, своим юмором, дизайнерским переплетением слова и формы. Например, в «Кубинец» и «Якубе» в виде цветной кубической аппликации сложены фас и профиль — эдакая игра со словом «куб».

А пара ученических работ, выбранных для афиш, — примеры того, как ребята взаимодействовали не с двенадцатью доступными красками, а с оттенками синего и красного, подписав их шрифтом Брайля. В основном ученики изображают предметный мир («Очки», «Улица»), воспоминания («Арбузное настроение», «Босиком»), абстрактные понятия («Задор»). Последнее реализуют через материальные образы: «Стиль» — через воротник, «Касание» — через прикосновение двух форм. Все картины тактильны по содержанию, методу создания, фактуре, как в перечисленных примерах, оттого теплее и ближе воспринимаются зрителем.

Изящное высказывание получилось у автора Кирилла Креченко — он описал свой характер через цвета, которые ему близки, и приправил холст двумя точками, значащими букву «К» в системе Брайля. Это хороший пример самовыражения, утвердительная иллюстрация самого себя. По сути — автопортрет незрячего художника. Встречали такое прежде? Кирилл использовал самые доступные средства и создал выразительную концептуальную работу. Концептуальную, потому что спроецировал идею, в данном случае о саморефлексии незрячего человека, в виде художественного жеста. Эта идея преобладает над формой, требует текстового пояснения, выражена подручными материалами и при помощи информационной техники, что прибавляет мультимедийности.

Беседа с автором проекта

\ Как устроен кружок по рисованию для незрячих

Я поговорила с организатором Belonica.art Сергеем Бондаровичем. Вместе с женой Ириной они ведут кружок по рисованию для незрячих детей в школе № 188, на базе которого и зародился проект.

Сергей поделился, как проходят занятия в школе:

— Мы обсуждаем тему. Например, это выражение эмоций с помощью цвета или идеи в простых формах. Ребята выбирают, что будут делать. Также мы стараемся дать им базовые понятия в живописи (композиция, цветовые схемы), научить использовать разные техники и приемы. Иногда у ребят возникают идеи, которые расходятся с тематикой занятия, но мы идем навстречу и даем реализоваться.

Общие старания, конечно, сопровождаются трудностями, например, с «ориентацией на холсте, особой моторикой, сложностями в понимании цвета, формы, пространства, полным отсутствием наработанных методов и программ обучения». К счастью для всех, у Сергея есть стратегия:

— Мы хотим, чтобы в ближайшем будущем наши художники создавали свои произведения без посторонней помощи, но на данный момент некоторая помощь необходима. Мы помогаем смешивать краски (художник говорит, какой цвет хочет получить — мы смешиваем цвет по его описанию). Это, пожалуй, одна из самых больших трудностей. Также мы можем помочь переклеить скотч ровно по линии или подсказать, есть ли незакрашенные участки (чтобы не ждать высыхания краски и проверки холста с помощью Lihtar). В остальном ребята справляются сами. Повторюсь: мы хотим научить незрячих художников обходиться без посторонней помощи, поэтому минимизируем участие учителя в создании произведений, плюс вырабатываем методики и тренируем навыки, позволяющие творить самостоятельно.

Закономерно появляется вопрос авторства. Сейчас мы наблюдаем коллективную работу, пока технология тестируется, дорабатывается, а ученики привыкают. Она имеет все шансы размежеваться на индивидуальные авторские достижения: прибор и приложение, музыку, методику преподавания и, конечно, живопись. Но этикетки уже сейчас называют имя каждого художника. Потому что авторство все равно принадлежит конкретному школьнику, с оговоркой на участие учителя. Вспомним милый факт о Рубенсе и его картинах. Доля участия Рубенса в создании полотна сообщалась клиентам на аукционных торгах в процентах. Нередко мастер отдавал подмастерьям общий объем холста, а сам писал сложные участки вроде лиц, рук. Цеховое разделение труда.

Как работает Lihtar и кто его придумал

Кто же эти люди, создавшие из подручного социально, этически и художественно важный проект? Ирина и Сергей Бондаровичи — активные молодые люди, которые к своим тридцати годам успели развить и закрыть IT-бизнес, построить дом, заняться козьим сыроделием, стать родителями двух сыновей. Идея создания Lihtar началась с того, что у старшего сына обнаружилась синестезия, такая сенсорная особенность, когда буквы видятся цветными. Иногда окрашиваются и звуки. Эта новость навела Сергея на мысль, что можно сделать перевертыш и звуком обозначить цвет. Похожая практика описана у Владимира Короленко в «Слепом музыканте», когда игрой на пианино озвучивали для незрячего мальчика цвет аиста. В отличие от пианино, Lihtar в обозначении цветов много компактнее и функциональнее:

— В основе логики устройства Lihtar лежит цветовой круг Иттена. То есть Lihtar распознает 12 тонов + белый, серый, черный. За счет изменения насыщенности и светлоты в этой схеме можно получить любой оттенок. Lihtar может определять достаточно узкие диапазоны, например, очень светло-красный, светло-красный, красный, темно-красный и так далее. Но на данный момент я отключил эту возможность. Незрячим тяжело дается «понимание» цвета, и излишки информации запутают их.

Разумеется, не все сразу. Например, о художественном мастерстве в его классическом понимании мы не будем говорить, в принципе, уже полвека не говорим. А еще потому, что пока не знаем всех возможностей работы с материалом в новых условиях. Каждый незрячий художник имеет право сам определять критерий удачной и неудачной работы, на этом пути у ребят нет препятствий. И доля интуитивного и случайного, скорее всего, та же, что у зрячего человека, начинающего путь концептуального художника. Но в чем же художественная ценность проекта?

Конечно в настоящем чуде! Кто мог представить, что у незрячих людей будет возможность самостоятельно распознавать цвета? То есть возможность заговорить на новом языке. Те, кто побывал на выставке, могли чувствовать гордость за безграничность человеческой фантазии, уважение к тем, кто поддерживает проект, и радость за ребят, открытых новому. Вообще, незрячие художники существуют, но многие из них потеряли зрение когда уже видели мир, и это абсолютно другое. Тем не менее турецкий художник Эшреф Армаган родился невидящим и с годами научился писать фигуративные картины. Эшреф говорит, что старается ассоциировать цвета, например, красный с горячим, а о цвете предметов ему рассказывают. За свою карьеру он сделал двадцать персональных выставок, участвовал в благотворительной программе Volvo, написав новую модель автомобиля и продав позже эту картину за $3,050. Также он стал участником исследования Гарвардского университета об активизации разных участков мозга: при рисовании сигналы его зрительной коры были настолько активны, словно он действительно видел. Эшреф работает так: наносит контуры, затем краску, ждет, когда очередной слой высохнет, и переходит к следующему. Устройство Lihtar способно сделать художественный процесс гораздо автономнее. Поэтому становятся очевидными социальная и этическая ценности проекта — в создании безбарьерной среды для самовыражения.

А если ученик посвятит себя профессиональной живописи и подчинит Lihtar, мы увидим новое медиаискусство. Просто космос. Ведь и прежде художники использовали для выражения чувств и идей разные приспособления. Сначала механические, например, камеры-люциды и -обскуры, потом фото- и видеотехнику, компьютер и интернет. Теперь сделан еще небольшой шаг.

 

Предположу, что успех проекта во многом будет зависеть от гаммы звуков и удобства использования. В идеале устройство может реагировать на цвет и тон так же чутко, как, скажем, спектрометры в музейной реставрации. Спектрометры, находясь лишь в сантиметрах от картины, реагируют на химические элементы в красочном слое и их концентрацию, тем самым определяя состав пигментов. Сейчас Сергей видит будущее проекта так:

— Мы находимся на стадии создания базовой методики, которая позволит формировать восприятие цвета и основные моторные навыки, а еще придумываем «подсобные» устройства (круг Иттена, адаптированный для незрячих, планшет с сеткой для ориентации на холсте по системе координат и т. п.). Мы надеемся создать базу, на основе которой можно будет подготовить любого желающего к самостоятельному и осознанному творчеству. Это важно, так как мы надеемся создать арт-пространства для незрячих в разных городах и странах, а для этого нужна та самая программа обучения :) При этом важно не передавить и не навязать видение, не настроить на механическую работу, а позволить самовыразиться свободно.