“Станешь фармацевтом — будет жизнь твоя в шелках”, говорили мне. Пришлось бросить вызов всем благам этой жизни.

- Полина Мелех о Пост Баре, работе в аптеке и диджеинге.

06.04.2020

Полина Мелех - арт-директор Пост Бара, диджей, участница проекта ŁOJMA.

Юра: Что это значит — быть арт-директором Пост-бара?

     Полина: C Пост-баром я с самого начала и изначально эта миссия несла в себе много дополнительных вещей. Я работала и за баром, и готовила еду, мы всё вместе делаем, у нас так заведено, мы ответственны за весь процесс. Кроме того, я занималась всеми этими бумажками, смотрела рабочие часы — была очень объёмная работа, плюс, с ходом времени, начала все больше брать на себя ответственность за любые коммуникации с музыкантами. И как только на меня это свалилось, я еще не была готова к этому, ведь я из разряда «аутистического» (немного замкнутого) человека — люблю сидеть дома, писать музычку. Но, с течением времени, с большим успехом  смогла налаживать контакты с музыкантами, договариваться и устранять недопонимания вроде того, как объяснить ребятам, какая у нас концепция, что для нас предпочтительнее и так далее.

Сейчас я занимаюсь только музыкой, арт наполнением, за барной стойкой я уже не стою.

Ю: Наполнением — это именно организация и проведение мероприятий?

     П: Да, но не только я одна этим занимаюсь — во многом, особенно с выставками, мне помогает Саша Качан (этого рыжебородого усача вы, скорее всего, знаете). Я уже отошла от готовки и барной движухи, потому что мне это уже мешает.

Ю: Стандартная афиша в Пост-баре на неделю?

     П: Если брать обычную неделю: Киновторник – это фильмы, которые выбирают наши друзья, у них интересный вкус, которому мы доверяем. Или ребята с айтишной тусовки приходят составом в человек двадцать, также, сами выбирают фильм.

По средам у нас guest-лист от Radio Plato (сейчас через среду), но долгое время ребята каждую неделю приходили и записывали эфир. Radio Plato — интернет-радио, где играет абсолютно разная музыка, выходят передачи разной направленности. Выпускают их  люди из разных тусовок, в основном музыканты, промоутеры, продюсеры. Я считаю, что этот портал хорошо работает в плане объединения музыкального комьюнити.

Четверг, как и понедельник, свободный, но иногда  происходит что-то само собой вытекающее. Бывает, я просто прихожу сюда покрутить винил, потренироваться, иногда это кто-то из знакомых, друзей.

Пятница-суббота — это разная музыка. Обычно диджеи играют с винила, но это как получается. Не все на нём концентрируются. Стараюсь звать живых музыкантов, люблю приверженников джемов, - в последний раз были ребята из Dee Tree (барабаны, бас-гитара) и  опытный скретчер. Было супер душевно)

В воскресенье у нас бранч, начинается с самого утра, для нас это с двенадцати, и идет до четырех часов вечера. Это специальное меню, которое мы раз в неделю прорабатываем, чтобы давать что-то другое отдельное, не то что у нас обычно есть в меню.   Также мы проводим выставки, предварительно согласовывая музыку, чтобы всё было одним целым.

Ю: Ты в Пост-баре с самого начала. О нем часто пишут, мол, три айтишника и два бармена сделали бар. Как это все начиналось?

     П: Смотри, история про трех айтишников — это всё правда. Они уже давно пишут код, им хочется делать что-то еще, вкладывать деньги в что-то более интересное, нежели тачки, и все остальное. Два бармена — это Саша Качан и Глеб Ковалев. Мы ведь все из тусовки Karmы. Karma начала свой путь серией вечеринок и это объединило множество людей.  Всё плавно перетекло в такой букет, как Karma Crew: художники, музыканты, разнопланово творческие люди, и те, кто просто хочет прийти помыть пол, потому что это им нравится. Потом появились новые друзья — три айтишника, которые ходили собственно в “Карму”. Они видели, как у ребят классно получается делать интересные вещи. Они затусовались, решили: “давайте попробуем”. И, собственно, Глеб и Саша привели сюда девчонок (барменов — прим. авт.). Поставили процесс. Дальше мы уже все вместе дружно работали. Вместе с этими людьми я росла уже более осознанно. И только сейчас пришло понимание того, как можно и нужно вести дела (касательно арт-директорской движухи).

Ю: Ты говорила о том, что к вам приходят музыканты поиграть. Насколько тяжело с вами договориться устроить, скажем DJ-сет, инструментальный вариант? Вы следите за тем, что и как они играют, репертуар?

     П: Ты знаешь, абсолютно несложно у нас что-то сделать. Я не люблю такие вещи, типа: “Покажи насколько ты крут” - мне на это все плевать. Конечно, я не хочу, чтобы человек с непониманием стоял за аппаратурой, но это редкость.

Я люблю, когда ко мне приходят люди, или пишут мне, договариваются о встрече. Уже по переписке понятно, что человек искренне хочет поиграть и потусоваться одновременно, а не для того чтобы бабки «рубить». Это не прокатит у нас в баре. Хотя, мы всё же платим, но немного. Такая здесь экономика, это не крупная концертно-танцевальная площадка. Ни завод, ни амбар для рейва. Исходя из этих особенностей, у меня вполне  понятные требования к музыкантам, так что вопрос выступлений легко решается с разумными людьми.

Мне нужно, чтобы музыка была не агрессивной — как видишь, dark techno здесь не стоит играть, 150 bpm здесь будет, мягко говоря, лишним. Хотя, в начале бывало всякое, потому что еще не понимали до конца, как и что делать, с соседями не было таких проблем. Они начались спустя некоторое время — здесь деревянные перекрытия, люди живут совсем рядом.  Наверняка, басы по стенам прочувствовать можно. Приезжает милиция, а мы этому не рады.

Насчет музыкантов — мне нужна всего лишь относительно спокойная музыка, это не значит — безэмоциональная. Просто уровень громкости такой, чтобы люди могли комфортно общаться за бокалом вина и потанцевать, если захочется. Каждое мероприятие для нас — это поиск золотой середины для всех, кто находится в баре. Меня подкупает, когда музыкантам не все равно на то, что здесь есть проектор, и ткань для трансляции. Здесь можно под свою музычку что-то подобрать, фильм свой поставить. Или всегда можно нацелить меня на то, что, “мне нужны какие-то психоделические штуки”, а я и сама готова найти видеоряд, чтобы помочь. С афишами мы тоже помогаем. В общем, когда я вижу заинтересованность выступающих, желание сделать что-то своими ручками или просто приложить усилия к процессу любым удобным способом, а не рисануться, вот тогда я радуюсь - мне приятно с такими людьми иметь дело.

"Я поверила, что такая маленькая девочка, как я, в таком сексистском обществе может добиться чего угодно, нужно просто очень стараться и ты сможешь качать)"

Ю: В отзывах о вашем баре, в том числе и на onliner, я читал разные комментарии, вроде: “Бар хороший, но непонятна концепция”.

     П: Концепция непростая. Бар открылся как-то быстро. Глеб и Саша, конечно, опытные, они этим уже восемь лет занимаются. А для остальных, думаю, это стало чем-то новым. Поэтому, конечно, поначалу у нас была куча ошибок. Уже по ходу работы мы вместе понимали: что вот «так» делать точно не будем, а вот «этот» вектор правильный. С моей стороны, по началу, также были промахи в плане подбора музыкального наполнения. Не знаю, насколько это относится к отзывам о концепции бара. Но мы прокачиваемся, делаем работу над ошибками.  Если охарактеризовать это место, по пунктам: есть расписание на неделю (афиша). Ты знаешь, что будет происходить в баре каждый день. В инстаграме мы делаем анонсы, чтобы держать всех в курсе. Даже, чтобы были в курсе того, какой торт испекла Наташа или какое «веганское наслаждение» вас ждёт. Я хочу, чтобы люди себя чувствовали здесь комфортно, как дома. Чтобы чувствовалась наша забота о гостях и мы чувствовали взаимное в ответ. Чтобы постоянно происходило взаимодействие между музыкантами и визуальной частью, какими-то мелочами, в них все превосходство. Мелочи — это то самое сокровенное, и интересное, что цепляет. У нас их много, начиная с этого “дождика” (гирлянда — прим. авт.), растения, винил, рисунки наших художников, и девочки, которые с тобой будут говорить на “ты” (конечно, если ты не располагаешь к другой манере общения).

 Мы стремимся к тому, чтобы все было просто и со вкусом. Стараемся готовить вкусную еду, но чтобы цена была сопоставима её виду. Выбор алкоголя небольшой, но по качеству вполне хороший. Уровень и того, и другого оцениваю, как выше среднего, по подаче, в том числе. Всё это к тому, что хотелось бы, чтобы людям здесь нравилось и по стилю, и, в хорошем смысле слова, по простоте. Мы соединяем эти вещи в один концепт. Сравнивая с “Кармой” — это абсолютно два разных места, хотя мы с одной тусовки.

Здесь мы хотим сделать что-то более утонченное и культурное. Там можно и с собакой на полу поваляться, и пивом облиться, это будет ОК.

Ю: Как так получилось, что ты после медицинского колледжа, фармацевтики, попала в совершенно иную среду?

     П: Это было не моё. Еще с того момента, когда я с 7 класса начала ходить по репетиторам, чтобы поступить туда. Большой отпечаток наложили родители, которые настаивали. Чистенький халатик — приличное общество, так сказать.

Училась я нормально, учитывая то, что с первого курса я пошла работать, ведь не могла жить на мамины деньги да и мне хотелось тусоваться. Я вырвалась в город, самый нормальный и движевой в Беларуси, по моему мнению в 18 лет. А я из пригорода Лиды, Гродненской области. Там не то чтобы очень забитая вёска, это агрогородок, очень маленький, и я всегда знала, что мне ну уж очень нужно постараться оттуда уехать, мне там было тяжело. На мне рвалась шкура от амбиций, а там реализовать их шанса просто не было. Я приехала, и сразу начала тусить, тусить на работе. Я работала уборщицей в “Штирлице”, убирала полы, смывала блевотню. Приходилось это делать, потому что за это платили хорошо. Было весело, хотя и очень жестко. Но какой твёрдой стала моя кожа, это ни  с чем не сравнить. Я выросла до официанта, все в том же заведении, в гардеробе поработала, а потом оттуда ушла. Работала в Стравински бар, за полгода до закрытия, познакомилась там с ребятами, с Глебом.

Работа в Стравински закончилась как раз с окончанием учебы в колледже. Мне было немного непонятно что делать, я пошла работать в аптеку - а вдруг все будет нормально, при чем фармацевты хорошо зарабатывают. Тогда меня это устраивало — прикинь, кто еще может похвастаться тем, что ты заканчиваешь колледж, идешь на работу и получаешь 600 долларов?

То, что мне всё-таки работка не очень подходит, стало понятно спустя месяц. С людьми разговаривала я не так, как этого хотело руководство. Они хотели, чтобы все было чисто-гладко, без задоринки, никаких слов-паразитов, панибратства, и прочей для них кажущейся ерунды. А я с людьми общаюсь так же, как с тобой сейчас. Из-за этого я получала много хейта, много непринятия на работе. Я не могла работать в таком консервативном сообществе. Я уволилась с первой аптеки, потом поработала на 0,5 ставки в ночной, офигела от общения с любителями ликёро-водочных изделий и любителями кайфа. Я пошла в третью аптеку, у меня было три попытки. В последней было лучшего всего, но был тот же напряжённый момент с коллегами женщинами, которые там работали — если ты молод и неопытен, то ты должен повиноваться и о приоре подстраиваться. Я не умела ругаться. Подставляешь одну, вторую щеку, лишь бы не трогали. Но и так продолжаться долго не могло. 

 Открывался Пост-бар, мне ребята сказали: “Все, Полина, тебе там жестко, хватит плакать дома по ночам, заканчивай с этим, приходи к нам. Сейчас самое время”.

Ю: Возвращаясь к Пост-бару, есть ли актуальные проблемы, которые нужно решить?

     П: Мне сейчас кажется, мы уже выжали практически все, что можно было. Есть мелочи, которые можно доделать — чуть больше света, может больше визуального арта и проч. Каких-то глобальных проблем я не вижу — нужно просто дальше насыщать бар маленькими мероприятиями, делать их качественно и все будет гуд.

Единственная проблема, которую мы не можем решить — это трафик, нам хотелось бы, чтобы людей здесь было больше, чтобы они с лёгкостью сюда приходили.  Хотели прийти в нашу атмосферу. Но, конечно, закинуться кофе и покушать можно, где угодно. А «шоб выпить» в Минске есть целая улица с барами на любой вкус и цвет, но с одной алкоатмосферой.

Ю: Мы впервые увидели тебя во время DJ-сета на вечеринке Karma 25 января в DK. Как давно ты этим занимаешься, с чего все началось?

     П: Эта вечеринка - 11-я Карма, приуроченная ко дню рождения а мы с Олей Несновой, девушкой, которая со мной играла, представили наш промоутерский проект, ŁOJMA. Это то, к чему я осознанно сейчас пришла как DJ. Но, конечно, не связываю себя только с этим проектом,  одна я тоже не забываю играть.

Если с начала, я - фармацевт по образованию, и не была связана с электронным движением, электронной музыкой. Я закончила музыкальную школу по цимбалам, и сейчас играю на них. Мой цимбальный проект уже сложился в голове, я буду его дальше развивать, вместе с электронной электронным звучанием.  Также я сама пишу электронную музыку.

Как DJ я начала делать что-то 2,5 года назад, когда я ушла из аптеки, влилась в тусовку Karma с новыми силами. Ведь можно уже не ходить на работу, которую ты сама и родители придумали вместе. “Станешь фармацевтом- будет жизнь твоя в шелках”, говорили мне. Пришлось бросить вызов всем благам этой жизни. Мы поехали в отпуск в Берлин. Это многопопсовая история, когда ты приезжаешь в Берлин, отрываешься, потом приезжаешь обратно, начинаешь с азартом пробовать что-то новое. Со мной так и произошло. Я посмотрела, как люди тусуются, первый раз выехала в осознанном возрасте в абсолютно другую атмосферу. Меня там многое вдохновило, я поверила в то, что многое могу. Разбились некоторые стереотипы, я поверила что такая маленькая девочка, как я, в таком сексистском обществе, может добиться чего угодно, нужно просто очень стараться и ты сможешь качать) Я была очень неуверенна в себе, сейчас с этим проблем немного меньше, но я все равно с этим борюсь, постоянно, каждый день. Начала потихонечку диджеить, разбираться во всех тонкостях. Конечно, ты нервничаешь, переживаешь перед игрой. Но потом скиллы все больше прокачиваются и ты всё больше заморачиваешься уже более профессионально о моментах и  фишках сведения и проч. Постепенно пришла к этно звучанию (ближневосточные истории, африканские биты). Сейчас я активно собираю винил, стараюсь играть свою этно-историю. 

Но всё же, поняла что не могу совсем ограничиться одним жанром, хоть он мой любимый. Может быть любая музыка — хаус, техно, даунтемпо — но все связано с этно. В этом чувствуется живой дух и дикость, которую мне хочется в людях видеть. Когда я DJ, я хочу видеть, как люди раскрепощаются, не под скучные ровные биты танцуют, а происходит какая-то дикость, которая всё сотрясает. Когда я к этому причастна, чувствую, что всё сделала правильно).

Цимбалы — это непростой инструмент. Он требует спокойного умиротворенного сосредоточенного взгляда, единения с ним, как и с любым другим инструментом в принципе. Получается очень интересная вещь, такого в мире еще никто не делает (имею в виду электронику с цимбалами).

Пыталась найти что-то в интернете, но сравнить было не с чем.

Думаю, что летом я смогу выдавать то, что можно назвать серьёзным проектом, дам этому название, сейчас с этим все поутихло, цимбалы находятся в ремонте, на них устанавливаются пьезодатчики, я отдала мастеру на upgrade, будут электронные цимбалы, это для лучшего снятия звука.

Ю: Как бы Ты смогла определить, зачем Пост-бар вообще нужен Минску?

     П: А ты можешь себе такое представить, чтобы в Минске где-нибудь были такие места? Мне кажется, что таких больше (или пока что) нет. Мы все здесь вдохновляемся идеей европейских баров — Берлин, Прага, Польша… мы много путешествуем, и конечно, берем оттуда вдохновение. Когда ты приходишь в бар, а там достаточно красиво, но недостаточно luxery, и сидят абсолютно разные люди.

Вот и здесь нет однородно сложившегося контингента. Я бы не сказала, что здесь “девушки на каблуках, мальчики в пиджачках”. Люди здесь очень разные. Заходят очень разные чуваки выпить много пивка, поесть суп, и им здесь ОК, здесь недостаточно luxery, что бы они почувствовали здесь себя некомфортно, но и девочкам «на каблучках» здесь тоже ОК: “Смотри, как миленько, здесь такой мрачненький свет, нормальный стол, чистый”. Мы меняем свет вечером, здесь становится еще более интимно и совсем по-другому нежели утром. В общем, подстраиваемся под людей, чтобы это было многокультурное место. Чтобы у людей было много шансов для интересных знакомств и бесед.

Это всегда меня подкупает, и не зря мы здесь ввели такое правило, что мы общаемся с людьми, не загоняя их в рамки, ведь мы, белорусы, и так зажатые в тисках.

Ю: То есть, постоянной тусовки в Пост-баре нет?

     П: Не совсем, костяк людей всё же сложился. Бывает, я прихожу сюда утром, и, как правило, пять дней из семи я вижу здесь одних и тех же людей, которые забегают  за кофейком. Днём наблюдаю знакомых, выбирающих пластиночку. После обеда застаю друзей, что хомячат веганский десерт, ведь в Минске с трудом найдешь что-то вкусное веганское, так же как и с хорошим кофе — не в каждой кофейне он на уровне. Я постоянно здесь нахожу знакомых. Но я и новых людей вижу каждый раз. Меня это удивляет, потому что, мы уже больше года работаем, и каждый месяц какой-то непредсказуемый, так как трафик людей на улице все еще не налажен. Ты же понимаешь, что, бар с такой концепцией вряд ли где-нибудь в Минске повторяется. В этом районе точно мы одни — рядом хинкальня, “Панскі дранік”, итальянский ресторан. Людям либо очень нужно конкретно сюда прийти, либо они забегают к нам, случайно проходя мимо. Надеюсь,  что вскоре у нас не будет скучных вечеров — мало людей, и мы думаем: “как же так?”. Но и это можно объяснить некоторыми факторами — рядом Немига 3, огромный комплекс, за которым не видно, есть ли хоть что-то (для просто гуляющего туриста — понять это точно сложно); чуть дальше “Зыба”. Тяжеловато нашему человеку пройти чуть дальше. Так же, как расслабиться и пойти потратить деньги, ведь их попросту нет.

Ю: Но улица здесь атмосферная...

     П: Очень! Мы сами видим здесь большую перспективу. Она красивая, спокойная, подальше от попсовых мест, с которыми мы не хотели бы быть чем-то связанными, Октябрьская тусовочная находится чуть дальше. А мы находимся в самом центре города, а локация здесь такая непростая, как оказывается. Но эта улица будет пешеходной,  уже утвержден проект. Для нас главное — не расслабляться, учитывать ошибки, делать все ещё лучше.

Ю: Есть места в Минске, кроме Пост-бара и Karma, где Ты любишь тусоваться?

     П: Да, есть. Но я не очень много тусуюсь сейчас. Больше всего времени я провожу либо здесь, либо в Карме. Тем не менее, я всегда могу зайти в “Ў бар”, мне нравится там выпить кофейку, бокал игристого, морковный пирог. В «Ў»  комфортно, ведь ещё там работают клёвые ребята. У них там чуть больше официоза, но мне все равно там симпатично. Если тусовки ночные, я конечно иду в “Хулиган” потому, что это одна из лучших площадок, где делают хорошие привозы. 

Еще, начала захаживать в “Модуль”, при чем прилично захаживать. Это клуб, рейвочное место, совсем новое, открылся за две недели до Нового года. Иногда выступаю там. Дружественные ребята, и из-за этого приятнее вдвойне, потому что не везде ты приходишь в клуб, где те, кто его делают, общаются с тобой на равных.

Это всегда меня подкупает, и не зря мы здесь ввели такое правило, что мы общаемся с людьми, не загоняя их в рамки, ведь мы, белорусы, и так зажатые в тисках.

Назову еще, как музыкант, Accidental shop, виниловый магаз, тусовка смежная “Модулю”, это их друзья. Здесь недалеко, на Кальварийской. Привозят только новый винил. Прям на месте слушаешь-балдеешь-покупаешь)  Запоминают твой музыкальный вкус и направляют на нужный ящик с пластинками. Без вина или пивка тоже не обходится.