Ночь расстрелянных поэтов

Белорусская культура в крови сталинского террора

     В ночь с 29 на 30 октября в Куропатах прошла "Ночь расстрелянных поэтов". Более 100 людей пришли почтить память расстрелянных белорусских интеллигентов. По разным подсчетам в ту ночь были убиты от 100 до 132 представителей научной и творческой интеллигенции.

https://www.instagram.com/handy___mandy__/

Акция Руслана Вашкевича

и Алины Савченко:

Автор статьи  - Юрий Хлапонин

     Центральные улицы Минска, прежде всего, пересечение проспекта Независимости, и улицы Ленина возле Ратуши, улицы Интернациональная, Городской Вал - по моему мнению, являются прекраснейшими в городе, они вызывают чувство будто ты в позапрошлом веке, и там в основном редко бывает многолюдно. Но, среди ряда отреставрированных сооружений советского модерна едва высматривает округлое здание, при виде которого хочется обойти это место десятой дорогой. Почему? Следственный изолятор КГБ Беларуси, в народе “американка”, является немым монументом событий 82-х летней давности, когда, в ночь с 29 по 30 октября, было расстреляно более 100 представителей белорусской интеллигенции — выдающихся деятелей культуры, искусства и науки, общественных деятелей. Культурно-интеллектуального цвета общества, почвы, на которой держалось становление и развитие белорусской культуры.

 

 

     Таких черных ночей, в белорусских, как и вообще в советских тюрьмах сталинских времен было очень много, слишком для того чтобы оценить весь ужас той эпохи, последствия которого мы ощущаем до сих пор. Но, чем именно та самая ночь, в конце октября 37-го года, отличается от других, почему так случилось, и какое к этому отношение сейчас, мы будем постепенно раскрывать ниже.

     Чтобы вы понимали, это был полностью спланированный акт, согласованный и подписанный высшим руководством СССР за полтора месяца до трагедии. Для понимания того, кто эти антигерои, имеете ли вы представление, кто эти люди - руководитель Советского Союза Сталин, министр иностранных дел Молотов, народный комиссар (современное - министр) обороны Ворошилов, глава НКВД Ежов, нарком промышленности Каганович. Списки заключенных, засуженных к первой категории, готовились для каждого региона Советского Союза. В белорусском случае это были те самые 103 человека.

Слева направо - Сталин, Ворошилов, Молотов, Каганович, Ежов

     Еще за месяц до этого во внутреннем дворе минской тюрьмы НКВД БССР сожгли несколько десятков тысяч ненадрукованных произведений” неблагонадежных " писателей. Как говорил немецкий философ Генрих Гейне: ”Там где сжигают книги, вскоре будут сжигать и людей". Так было в нацистской Германии, так было и в сталинское время.


     Почему так случилось, и в чем виноваты были люди, приговоренные к расстрелу в ту ночь? Ответ на первый вопрос - по сути отвечает на наиболее общую причину сталинских преступлений. Первая, и самая основная - превращение людей в серую бездумную массу, которая будет выполнять все то, что им скажут, которая безоговорочно верит тому, чем их “кормят”, нуждается в своем вожде, за которого будут поднимать первый тост, плакать на его похоронах, гибнуть в давках многокилометровой очереди к его гробу.

     Такими людьми гораздо легче управлять, чем людьми, имеющими критичность мышления, объективность; талант, способный донести людям ощущение собственной идентификации, достоинства, понимания культурного разнообразия; внутренняя свобода, позволяющая людям быть такими, какими они есть. Такие люди, несмотря даже на их лояльность к тогдашней политической системе, вызывали у тогдашней власти чувство параноидального страха, угрозы - системе не нужны умные и трудолюбивые люди, она направлена на исполнительных.

 

      Когда-то, еще учившись в университете, я имел дискуссию с преподавателями по поводу того, нужно ли связывать преступность коммунистической идеологии с проявлениями ее отдельно взятого элемента - сталинизма? По моему мнению - вполне! Идеология бесклассового общества, заведомо неосуществимая, находила свою извращенную интерпритацию в разных странах мира. По-другому она и не могла быть реализована.

Если посмотреть на исторический путь развития СССР - что было до прихода к власти Сталина? Время правления Ленина. В учреждениях высшего образования мы до сих пор изучаем труды Владимира Ильича в рамках курса философии, при этом, осуществление на практике его методов управления замалчивается. И здесь имеются в виду карательные акции во время Гражданской войны в России, жестокое подавление антибольшевистских восстаний, террор против религиозных учреждений и их верующих.

Бесчеловечную эстафету репрессий ленинской системы принял и значительным образом гиперболизировал Иосиф Сталин, вместе со своими соратниками. Миллионы людей, в абсолютном большинстве своем ни в чем не повинные люди, были расстреляны, отправлены в концентрационные лагеря, высланные на Дальний Восток современной России.

         Постепенно, после того как Сталин избавил мир от своего присутствия, начинаются процессы оттепели, застоя, а после и перестройки в СССР. И вместе с тем, начинается постепенный упадок и развал советской коммунистической системы - страна, построенная на страхе, костях, крови, не может иметь человеческий вид, как этого хотели достигнуть во времена Перестройки, Пражской весны в Чехословакии, и насколько хорошо понимают об этом в Северной Корее, которая до сих пор держится на тоталитарном внутреннем политическом строе. Если вообще просмотреть путь строительства социализма в странах Варшавского договора, Китая, Камбоджи - все они проходили через путь внутренних политических преследований, репрессий, формы которых в разных странах определялись своей особой жестокостью. Ссылаться на их опыт наверняка будет лучшим ответом на вопрос преступности коммунистических идей.

    Возвращаясь к событиям 29 октября, и вопросу, были ли виновны в чем-то люди, приговоренные к такому страшному приговору? Безусловно, нет! Их преступление - в их творчестве: поэзии, прозе, просветительской, общественной деятельности. Если посмотреть, по какой статье Уголовного кодекса СССР были осуждены эти люди, становится понятным, как легко в то время можно было стать жертвами советской системы таким людям:

  • "член антисоветской террористической шпионско-диверсионной организации»;

  • "активный участник национал-фашистской террористической организации»;

  • "член семьи предателя Родины»;

  • "контрреволюционер»;

  • "нацдем»;

  • "участник троцкистско-зиновьевской организации»;

  • "троцкистская организация и подготовка террористического акта»;

  • "организатор террористической группировки»;

  • "проведение пронемецкой деятельности"»

     Разнообразие, как и сама абсурдность обвинений, впечатляет. Позже эти люди были реаблитированы в период оттепели в 1956-1957 годы. Общественное обсуждение их судьба приобрела во времена перестройки и начало 90-х годов.

 

     Теперь, мы непосредственно переходим к персонализации тех, кому посвящен данный материал, на отдельных личностях  остановимся более подробно.

Эти люди, как я уже говорил, культурная элита тогдашней советской Беларуси-от переводчиков до писателей и поэтов. В большинстве своем эти люди имели не только лояльное отношение к советскому строю, но и считались его зиждителями - многие из них были членом Всесоюзной Коммунистической партии большевиков (ВКПб), печатались в советских изданиях. Были даже и те, кто осуждал ранее репрессированных "врагов народа", как, например, фигурантов дела “Союза освобождения Беларуси”, в этом стихотворении:

     Трудно говорить, стоит ли сейчас осуждать автора этих строк, Михася Чарота. Он, как и много других представителей тогдашней советской интеллигенции, свято верил в идеалы большевистского строительства, как и в беспощадность борьбы с ее врагамт, поэтому вероятно и считал правильным сотрудничать с наказуемым органом ГПУ. С Чарота мы пожалуй и начнем.

Михась Чарот

Спявай мне, дзяўчынка, пра кветкі, пра гай,

Пра лепшыя дні, пра вясну,

Пра наша каханне, галубка, спявай -

Пад ціхі твой спеў я засну.

 

Ці помніш спатканне, нясмелы пагляд...

Нам зорка там з неба упала,

Там месячык ясны ўзіраўся на сад,

Ты думкі мае угадала.

 

І песню пачуў я, ты пела тады,

А гукі нясліся далёка,

Той песні вясенняй засталісь сляды,

У сэрца запалі глыбока.

 

Гады праляцелі... Нібы неўзначай

Мы разам спаткалі вясну...

Дык зноў тую песню, дзяўчынка, спявай, -

Пад ціхі твой спеў я засну…

     Его участь - путь, с одной стороны, советского, идейного большевистского поэта, с другой - талантливого разностороннего автора, как в своей поэзии, так и других сферах, участника хора, театральной труппы. Его стихи, абсолютно отличные друг от друга по своей стилистике, вызывали восхищение как у фашистов в Праге, так и в Советском Кремле, как и среди солдат-красноармейцев.

     К сожалению, большевистская идеология и самобытное национальное творчество - вещи несовместимые, не понимал этого до последних своих дней и сам Чарот. Поддержав судебный процесс над белорусской интеллигенцией, "нацдемами", искренне считав нормальным сотрудничество с ГПУ, Чарот в конце концов стал и самой жертвой, и, к сожалению, печальным примером, насколько все-таки творчество и политика не стоят по отдельности. Политические процессы, происходящие в стране, прямо пропорционально оказывают на тебя, твои взгляды, отношение к людям, особенно во время зарождения тоталитарной сталинской системы. Поэтому, именно, критики и отмечают - буквально после выхода приведенных выше строк "Суровага прыгавору", Чарот отходит от самого понятия творчества в своей работе, его стихи носят по большей части агитационный характер.

Последние строчки Михася Чарота были запечатлены им на стене минской тюрьмы НКВД, их удалось сохранить до наших дней:

Я не чакаў

І не гадаў,

Бо жыў з адкрытаю душою,

Што стрэне лютая бяда,

Падружыць з допытам,

З турмою.

 

Прадажных здрайцаў ліхвяры

Мяне заціснулі за краты.

Я прысягаю вам, сябры,

Мае палі,

Мае бары, —

Кажу вам — я не вінаваты!

Михась Зарецкий

     Впервые о Михасе Зарецком я услышал в рамках "белорусской литературы" 10 класса школы. Но тогда, к сожалению, это имя так и осталось без должного осмысления его творчества.


     Перечитывая его биографию, в хронологической последовательности, отмечая интересные факты из его жизни, первый вывод, который хочется сделать - это действительно был человек свободный. Это можно наблюдать в самом творчестве Зарецкого: сами персонажи его произведений, с их страшными тайнами, поступками, которые будто соответствовали духу тогдашней действительности; часто непредсказуемая сюжетная линия, с ярко описанными сценами, даже эротического содержания, что на то время довольно смелый ход:

«…Я ж даўно знаю, што падабаюся вам… знаю, што і вы мне падабаецеся… Што, не верыце? Не? Хочаце, я пераканаю вас… Хочаце?

 

Яна раптам падбегла да яго, ускочыла к яму на калені, абняла горача, моцна стала цалаваць…

 

— Во! Во! Цяпер верыш? Верыш?..

 

Даніла… абнімаў яе гарачы стан…»;

 

«Расшпіліла тужурку, сарочку парвала, паказала грудзі дзявоцка-крамяныя, белыя.

 

— Ха-ха-ха! Чаго ж раступіліся?.. Бачылі?.. Глядзеце, дзівуйцеся!… Мужчыны… грабаюць рукамі шурпатымі, лезуць з усіх бакоў.

 

— Эй, хто мацнейшы… бяры!..

 

Шкумацяць, ірвуць, вырываюць…»

     Вольности у Зарецкого был не только в его произведениях, но и высказываниях: о белорусском театре, который по его мнению, был примитивнее по сравнению с украинским; раздражении от российских песен в исполнении белорусских девушек; пожелании того, чтобы Беларусь была похожей на Германию, критика Белгоскино…

     Все это не могло остаться непомеченным, и привело к тому, что НКВД, еще до недавнего времени восторгавшись творчеством Зарецкого, арестовали его, пытали, и в конце концов, приговорили к расстрелу. Судебное заседание длилось 15 минут, Михаилу Зарецкому было 35 лет.

Алесь Дудар

     Один из организаторов обьединения "Маладняк", поэт и критик, он, также и Зарецкий, был последовательным старонником национальной белорусскоязычной литературы, театра; но, как и камыш, активно критиковал так называемый нацдем, в частности, поддержку Якубом Коласом автора "У Капцюрох ГПУ" Франтишака Алехновича.

     Помимо всего прочего, Дудар занимался переводческой деятельностью-переводил на белорусский произведения Пушкина, Есенина, Блока, также Гете, Вэйнерта, Гейне.

Впервые Дудара арестовали в 1929 году за такое стихотворение:

Пасеклі Край наш папалам,

Каб панскай вытаргаваць ласкі.

Вось гэта – вам, а гэта – нам,

Няма сумлення ў душах рабскіх.

 

І цягнем мы на новы строй

Старую песню і чужую:

Цыгане шумнаю талпой

Па Бесарабіі качуюць...

 

За ўсходнім дэспатам-царком

Мы бегаем на задніх лапах,

Нью-Ёрку грозім кулаком

І Чэмберлена лаем трапна.

 

Засыплем шапкамі яго,

Ура, ура – патопім ў соплях.

А нас тым часам з году ў год

Тут прадаюць ўраздроб і оптам.

 

Мы не шкадуем мазалёў.

Мы за чужых праклёны роім,

Але без торгу і без слоў

Мы аддаем сваіх герояў.

 

Не смеем нават гаварыць

І думаць без крамлёўскай візы,

Без нас ўсё робяць махляры

Ды міжнародныя падлізы.

Распаўся б камень ад жальбы

Калі б ён знаў, як торг над намі

Вядуць маскоўскія рабы

З велікапольскімі панамі.

 

О, ганьба, ганьба! Ў нашы дні

Такі разлом, туга такая!

І баюць байкі баюны

Северо-Западного края...

 

Плююць на сонца і на дзень.

О, дух наш вольны, дзе ты, дзе ты?

Ім мураўёўскі б гальштук ўздзець,

Нашчадкам мураўёўскім гэтым...

 

Але яшчэ глушыце кроў.

Гарыць душа і час настане,

Калі з-за поля, з-за бароў

Па-беларуску сонца гляне.

 

Тады мы ў шэрагах сваіх,

Быць можа, шмат каго не ўбачым.

З тугою ў сэрцы ўспомнім іх,

Але ніколі не заплачам.

 

А дзень чырвоны зацвіце,

І мы гукнем яму: «Дабрыдзень».

І са шчытом ці на шчыце

Ў краіну нашу зноў мы прыйдзем.

        Второй арест - 1936 год, по делу "Союза освобождения Беларуси". Третий, и последний раз - в 1937 году, когда 32-х летнего Дудара засуживают к расстрелу как "главу антисоветской объединенной шпионско-террористической национал-фашистской организации".


     Еще один поэт и переводчик, про уроженца Чаусов Юрку Лявоннага я впервые услышал в студенческие годы как автора стихотворения про аборт (!), под названием "Жалезныя віхуры":

І сцены душнае бальніцы

Схавалі нерашучы крок.

Гарэлі ў сонцы камяніцы,

І ад чакання

Стыгла кроў.

А як на поўдзень

Сталі цені

І спахмурнеў бальнічны сад —

Дрыжэлі вузкія калені

І пакаёвы далягляд...

І знікла радасная мэта, —

Маўклівы доктар

Яе сцёр.

І бляск халоднага пінцэта

На міг запаланіў жыццё.

     Вероятно, глядя на тематику произведений как Лявонного, так и Чарота, Зарецкого, пвозникают вопросы, почему такая необычная для того времени тематика произведений: эпоха соцреализма стала мейнстримом в то время, поэтому авторы и писали о тех, интересных для них вещах, которые раньше имели границы цензуры. Биографы Лявонного раскрывают еще одну, общую для всей тогдашней советской литературы проблему - никто из издателей не хочет брать лирическую поэзию, на нее попросту нет спроса, основная потребность есть только в агитационно-идеологической направленности творчества. Настоящий лирик по натуре, Лявонный проявляется в таких строках:

Распляскалася

Ў прасторы сонца.

Зелянее стромкая трава.

Ад жыцця не стану я ў старонцы,

Буду ранне шчыра вартаваць.

 

Будуць песні раўчакамі ліцца —

І не сядзе на суку тым жаль.

Не пахіліць лозаў вецер ніцы,

Не загіне ў просіні мяжа.

 

Заглядзіцца месяц сівагрывы,

Дол пакрые тонкім серабром.

Пройдзе ноч няскончаным урыўкам,

Каб схавацца ўранні за гарой.

 

У прасторы —

Ураган сваволіць.

Льецца з клёнаў жоўтае лісцё.

Прывітаю я жыццё і словы,

Як вітае родны брат сясцёр!..

     "Участник шпионско-диверсионной организации" Юрка Лявонный был приговорен к расстрелу 28 октября 1937 года.

     Жаль, но мы не сможем рассказать о всех жертвах тогдашней октябрьской ночи, о многих из них осталось в данных только  имя и фамилия, но, этот списке, вероятно, отображает огромный уровень ителлектуального творческого самовыражения этих людей, того самобытного духа, который привлек к себе такое “внимание” со стороны высшего руководства СССР.

     Вместо вывода - хотелось бы написать, для чего был сделан этот материал. Когда я слушал целые пары в Лицее БГУ, посвященные теме репрессий в сталинские времена, я мог услышать высказывания которые их полностью оправдывали, вроде: "деревья рубятся - щепки летят",” ну и что тут такого, время давно прошло, зачем вспоминать о давно прошедших событиях", и так далее.

     Во-первых, чтобы было понимание - в современных школьных учебниках по истории Беларуси, всемирной истории, теме репрессий посвящено около полстраницы, страницы максимум. При этом, никакой конкретизации, цифр, имен непосредственных организаторов этих преступлений, не говоря уже о том, что это не выделено в отдельную тему. Ну и то, как неграмотно написаны эти учебники, не стимулирует общую заинтересованность учащихся к истории Беларуси в советский период.

  Второй пункт - упомянутым мною высказываниям удивляться на приходится, глядя на количество людей, посещающих вечера памяти жертв сталинских репрессий, памятные шествия, мероприятия; в общем, уделяемое внимание общества этой теме, в сравнении с тем, какой широкий резонанс это приобрело в конце 80-х годов.

     Вопрос только - готовы ли люди быть этими самыми”щепками"? История, если не делать из них определенных выводов, способна повторяться. Это можно наблюдать, к примеру, в соседней стране, с их потребностью в возвеличивании своего президента, создания из него полу-культовой личности, и одновременно поиски так называемых национальных предателей, не согласных с позицией большинства. Либо - выпуск развлекательных передач в день памяти жертв голода, потребность в создании того же культа лидера из человека, который, как и его избиратели, ни во что не ставит само понятие национальной памяти народа, его истории.

     Будем ли делать выводы мы - вопрос остается открытым. До тех пор, пока в центре Минска будет стоять памятник Дзержинскому, а его именем будет назван один из проспектов столицы. Пока на территории мемориала “Куропаты" будет стоять печально известный ресторан, дорога к нему будет проходить впритык к местам захоронений расстрелянных НКВД-ми людей, а местные жители окрестных деревень даже не будут знать, кто там похоронен. До тех пор, пока не будет защищена ни одна научная работа по теме сталинских преступлений в Беларуси, а родственники погибших будут иметь полный доступ к тому, где, когда, и за что были осуждены их близкие.

     Пока упомянутое нами белорусское Расстрелянное Возрождение будет оставлять память о себе в чем-то гораздо большем, чем датах 29 и 30 октября…

Основное фото статьи из сайта www.svaboda.org

Автор статьи - Юрий Хлапонин