“Хочется, чтобы о художниках заговорили”

– Надзея Макеева о жизни в Сан-Франциско, Social Weekend и о самоизоляции.

03.06.2020

Автор статьи: Анастасия Рунец

Надзея Макеева – минский иллюстратор и куратор Chrysalis Mag. В интервью dadalog она рассказывает о том, каково жить в двух часовых поясах и быть социально активным интровертом. А еще о том, как вести журнал про искусство так, чтобы его не пришлось закрывать (спойлер: ответа на этот вопрос нет).

Ph: Кася Сыромолот

Настя: Сейчас ты живешь в Сан-Франциско. Расскажи о своем переезде туда.

Надзея: Я в Калифорнии с декабря 2019, но это не то чтобы переезд. У меня нет плана остаться здесь навсегда, просто появилась возможность, и я решила попробовать что-то новое, выйти из зоны комфорта, как-то прокачать себя. До переезда я уже бывала в США несколько раз, пыталась понять, нравится мне здесь или нет  но до сих пор однозначного ответа не нашла. Хочется в Беларусь, но границы закрыты. 

 

Сан-Франциско  это город вечной весны. Тут совершенно безумная и прекрасная природа, но цены на все в регионе - ядерные. Если ты не предприниматель, а я не предприниматель, и не владелец стартапа  переезжать в Bay Area, пожалуй, бессмысленно. Уровень зарплат здесь значительно выше, но и на аренду и прочее тратишь пропорционально больше.

 

Собственно, есть мнение, что, даже если ты предприниматель, здесь уже не оптимальное место дислокации, учитывая карантин, перевод всех на дистанционную работу и возможности уехать в более дешевый штат, получая местную зп.

Н: Ты сейчас фрилансер или работаешь на агентство?

Н: У меня дистанционная работа, есть постоянный клиент. Фрилансер – это немного другое.

Н: У тебя есть активности в Беларуси, но ты находишься в другом часовом поясе. Как получается все успевать?

Н: Это сложно. Моя разница с Беларусью по времени сейчас - 10 часов. Когда я просыпаюсь, на телефоне большое количество неотвеченных сообщений и писем. На ответы и переписки может уходить несколько часов в день. И есть ощущение, что некая важная часть жизни проходит, пока я сплю. Я пока не смогла научиться жить только тем, что происходит в США. Думаю, что и не смогу. Но, более того, я и не считаю это необходимым. Мне крайне важна вся моя деятельность в Беларуси как иллюстратора и куратора Chrysalis Mag. Думаю, мое временное географическое положение никак не влияет на мои статусы: я не перестаю быть ни беларусским художником, ни активистом.

"Есть ощущение, что некая важная часть жизни проходит, пока я сплю".

Н: Как вообще устроен твой день?

Н: Я встаю в 7 утра. Люблю утро, потому что только оцениваю объем работы, никуда не спешу и могу немного расслабиться. Дальше – классический рабочий день с переписками, рисованием, утверждениями и правками. Вечером выхожу куда-то прогуляться, здесь красивые городские парки, и на крыше дома, где я живу, есть большой rooftop.

 

Калифорния объявила карантин одной из первых в США, поэтому здесь неплохие показатели, плюс уже начинают открываться парки и некоторые магазины. Мы сидим на карантине с самого начала марта. И это был настоящий карантин: с друзьями и знакомыми видеться нельзя, из дома выходить – только в магазин. Первые два месяца было жестко. Никто, конечно, тебя не штрафовал за выход на улицу, но снаружи не было ни одного человека. Сейчас потихоньку все меняется.

Н: В Беларуси так не работает, большинство людей стоят там, где они хотят стоять, даже есть есть разметки.

Н: Здесь с первого дня появились разметки и разграничители в магазинах, и все ими пользуются. Сейчас есть разметки даже в парках на газонах. Запрещено заходить в магазин без маски, прикасаться к продуктам на кассе или упаковывать их в свои сумки. Наличные практически не принимают, только бесконтактная оплата.

Н: Как пандемия поменяла твои планы?

Н: Планировала летом приехать к родителям, а еще мы с командой Chrysalis Mag собирались организовать выставку молодых художником в Галерее «Ў». Но рейсы откладывают раз за разом, границы закрыты и даже авиакомпании не знаю толком, что будет дальше. Все что они могут в данный момент – очередной раз перенести даты вылета. Да и выставки сейчас проводить не стоит, будем переносить.


Я искренне считала, что, раз я интроверт, смогу сидеть дома днями и рисовать. Думала, вот, сейчас все тусовщики оценят, как сложно сидеть взаперти, а мне будет нормально. Но оказалось, что это не так. Сама возможность куда-то пойти или поехать была ключевым звеном моего внутреннего баланса. Я могу долго без остановки работать, но мне, как и каждому, просто необходимо разнообразие в деятельности и распорядке. Сейчас, например, участвую в конкурсе социальных проектов Social Weekend. Из-за разницы часовых поясов получается, что все курсы для меня проходят ночами. Поэтому загрузка довольно плотная.

"Чтобы у бизнеса появился инструмент для поиска первоклассных подрядчиков в области изобразительного искусства в Беларуси". 

Н: Как раз хотела поговорить об участии Chrysalis Mag в конкурсе. С какими целями ты подавала заявку и получилось ли их реализовать?

Н: Реализация наших целей  процесс долгий. Но мы действуем поступательно. Кстати, пару дней назад проекту исполнился ровно год. Когда я подавалась на участие, думала, что это просто конкурс. Оказалось, что SW - первоклассные курсы по менеджменту, продюсированию и запуску проектов с нуля. За курсы такого уровня, как правило, платят большие деньги. Благодаря трекам обучения SW нам удалось получить именно те знания, которых нам критично не хватало. 

 

Одна из целей  поиск финансирования или помощи партнеров для расширения функционала сайта и для нескольких других внутренних проектов в рамках Chrysalis Mag. Если вдруг меня сейчас читает кто-то их потенциальных инвесторов, готовых поддержать проект в сфере искусства, я с радостью готова рассказать подробнее о нас, ответить на все вопросы и выслать инвест-презентацию.

 

В целом миссия проекта  развивать креативную экономику и сделать Беларусь арт-страной. Конкретнее - мы хотим привить нации культуру приятия искусства и повысить престиж беларусских художников. Еще более локально - хочется, чтобы о художниках заговорили, чтобы высказывались сами художники, чтобы им было проще находить работу, чтобы у бизнеса появился инструмент для поиска первоклассных подрядчиков в области изобразительного искусства в Беларуси. 

 

Мы уже на новом этапе развития, отличном от того, который был до моей заявки на участие в конкурсе. Мне немного страшно, когда я осознаю, что могла этого не сделать, ведь за два месяца мы сделали для проекта столько же, сколько я делала год до того. Более того, сейчас я вижу, куда можно двигаться дальше.


Мы много общались с нашей аудиторией и со специалистами, получили огромное количество информации и фидбека. Из приятного: оказалось, что наши активности действительно начали потихоньку приносить ожидаемый результат.  Благодаря нашей онлайн-выставке Lockdown было куплено несколько работ участников, а благодаря подключению к движению наших коллег Artonist #артнакарантине были проданы работы через сториз инстаграма журнала. Для нас это уже маленькая победа, ведь в Беларуси на искусство не особо тратятся. Но я понимаю, почему так происходит, это закономерное и объяснимое явление.

Н: SW часто берет несколько проектов про культуру и искусство за сезон, но, в основном, они не доходят до финала. Как ты думаешь, почему так происходит?

Н: Думаю, это происходит потому, что одно из условий помощи либо финансирования проектов-участников конкурса - наличие стратегии устойчивого развития проекта в будущем. А проектам в области искусства довольно сложно предложить такую стратегию. Социальная значимость высока, а количество способов, которыми подобные медиа могут заработать ограничено. Сейчас закрываются медиа и журналы, у которых сфера куда шире нашей, следовательно, больше возможностей для заработка. А мы  нишевый ресурс, специализирующийся на изобразительном современном беларусском искусстве. Это сильно сужает количество наших коммерческих возможностей, но это именно то, чем мы горим и дышим. Будем гнуть свою линию.

 

Кроме того, на SW подаются абсолютно разные инициативы, и если придется выбирать между журналом по искусству и проектом, который помогает нуждающимся детям, например, я сама выберу детей. Довольно сложная задача – сравнивать в рамках конкурса проекты с такой разной проблематикой. 

 

Один из пунктов нашей проблематики  у общества и государства утрачен интерес к искусству. В рамках SW нас учили доносить свою идею до аудитории так, чтобы нас поняли. Многие коллеги во время обучения писали, что не понимают, чем мы занимаемся зачем все это нужно. И я немного опасаюсь, что нас не понимают не потому, что мы плохо объясняем (ведь если так - мы научимся, и проблема будет решена). А именно потому, что “у общества и государства утрачен интерес к искусству”. И мы получаем замкнутый круг.

"Материал о художнике не соберет столько же просмотров, сколько маникюр беларусской селебрити или обзор нового бара".

Н: Как появилась идея создать журнал и сколько времени прошло до ее реализации?

Н: По сути, мы все еще в процессе реализации решения. Существующий на сегодняшний день вид площадки можно охарактеризовать как наш minimal value product (продукт, обладающий минимальными, но достаточными для удовлетворения первых потребителей функциями.  прим. dadalog). Как появилась идея создания, ответить довольно сложно, это желание существовало несколько лет в виде эмоций, которые сложно было оформить концепцию. За то, что у меня это получилось – отдельное спасибо Social Weekend. 

 

Я помню, что на старте своей карьеры я очень нуждалась в поддержке СМИ. Дело не в самолюбовании или завышенном эго: художникам очень важно получать отклик на свои работы. К тому же, я была уверена, что публикация поможет мне найти клиентов. Но на тот момент все городские журналы мне отвечали, что это не будет интересно их аудитории. И они правы, материал о художнике не соберет столько же просмотров, сколько маникюр беларусской селебрити или обзор нового бара. Ну разве что художник разденется, например. 

 

В тот момент и появились первые мысли о необходимости существования на территории Беларуси площадки, пусть и маленькой, которая бы освещала происходящее в нашем арт-сообществе. И писала бы не только о современном искусстве по его определению, но и о наших современных иллюстраторах, графиках, скульпторах, монументальном искусстве, концепт-арте, муралах, татуировке – объединяла бы все направления изобразительного искусства.

Н: Довольно давно у тебя была выставка в Галерее Ў, которая тоже называется Chrysalis. Есть какая-то связь между ней и журналом?

Н: Да, есть. Вообще забавно, что из-за того, что я давно привыкла к этому необычному слову, я не думала, как его воспримут другие люди. Поэтому сейчас мы столкнулись с тем, что многие не могут его произнести. Я очень люблю научную фантастику, а у Брэдбери есть такой рассказ, на русский он переведен как “Превращение”, и я решила сделать выставку по мотивам этого произведения. А когда пришло время задуматься о названии для проекта журнала, вспомнила о нем.

 

Вообще, кризалис  это стадия развития «куколки» из которой появляется бабочка. Современное беларусское искусство, на наш взгляд, можно охарактеризовать этой стадией пробуждения, расправления крыльев и интеграции в международное художественное сообщество.

 

У меня было несколько вариантов для названия, кстати. Например, был вариант “Калянуля”, но название показалось слишком пессимистичным.

Н: Многие белорусские журналы про искусство, например, ArtAktivist, существовали недолго, а потом закрылись. Что ты думаешь об этом?

Н: Думаю, любой проект, который вырастает из любимого хобби с течением времени может начать развиваться так, что будет занимать все больше времени и сил. И если к этому моменту он не сможет стать как минимум самоокупаемым – придется принимать непростое решение, как быть дальше. И вариантов остается не так много.

Н: Как вести журнал про искусство так, чтобы его не пришлось закрывать?

Н: Хороший вопрос, мы как раз над ним работаем. Если однажды я узнаю, как  обязательно со всеми поделюсь.

Н: Какого издания нам не хватает? И за какими культурными медиа ты следишь?

Н: Я думаю, нам всего хватает. Но всегда можно больше. Есть абсолютно замечательный ресурс 34mag, очень его люблю. Еще слежу за KYKY, CityDog, Marketing.by. Из иностранных слежу за Beautiful Bizarre и Hi-Fructose. Это журналы по современному трендовому искусству.

Н: Ты интроверт, но при этом если загуглить твое имя, можно найти довольно много упоминаний и интервью, а еще ты руководишь командой журнала. Как это - быть социально активным интровертом?

Н: Наверное, я просто хожу на меньшее количество мероприятий, чем могла бы. Например, мое последнее публичное выступление было в прошлом году на Creative Mornings. Я читала лекцию, и мне казалось, что все идет неплохо. А когда посмотрела запись, увидела, что я сижу сгорбившись и вжавшись в стул, а когда говорю – бьюсь зубами о микрофон. Это было странно, и я подумала, что, наверное, стоит сделать паузу с публичными выступлениями. Но на Behance Review Minsk, например, бы с радостью выступила еще раз в качестве эксперта, если бы позвали.

Н: Недавняя новость, которая появилась сразу во всех чатах, где обсуждают культуру в Минске: Бабарико собирается на выборы. Не могу не спросить, что ты думаешь об этом.

Н: Я мало знаю о нем, к сожалению, чтобы дать объективный комментарий. Но я уважаю его и Белгазпромбанк за то, что они поддерживают беларусское искусство. Читала несколько интервью с ним недавно, было интересно. Если найду возможность  проголосовать – проголосую за него.