“Решение принимают те, кому это интересно”

- сооснователь “Karma” о барах, больших выставках и коммерческом искусстве в Беларуси

     Karma Crew - это сообщество, объединившее барменов, художников, музыкантов, татуировщиков и вообще всех неравнодушных к культуре людей. Сообщество постоянно участвует в крупных мероприятиях и устраивает свои, а следить за всем этим можно в Инстаграме. Сам бренд Karma появился в 2016 в формате концептуальных вечеринок, а уже через год открылся одноименный бар, который позже перерос в нечто большее и сейчас представляет собой неформальное творческое объединение. О том, как оно устроено, а также о Дворце Искусств, больших выставках и том, каких мероприятий не хватает Минску, рассказывает один из основателей “Karma” - Глеб Ковалев.

Настя:  Почему вы с Сашей решили уйти из хороших баров, в которых работали, и открыть свой?

      Глеб:  К тому времени у нас в голове сформировалась картинка, как должен выглядеть бар, в котором мы работаем. В реальности из этой картинки выпадало много пазлов. Люди, с которыми я работал, не все, конечно же, но большинство, тратили много сил и эмоций на анализ происходящего с ними во время “работы”, а я хотел просто наливать джин-тоник и классно проводить время. Я уже  понимал на тот момент, из чего строится заработок бара и знал еще кучу нудных подробностей, занимался всякими неинтересными делами, потом начинался вечер и вроде как твоя работа - сделать так, чтоб люди кайфанули, а они приходят и думают, что ты им что-то должен. Я говорю про тех ребят, у которых случайно оказалось 10 лишних долларов в кармане и они пришли изо всех сил их потратить. Так вот, я никому ничего не должен. Ну максимум себе. 

 

     Вся эта рефлексия привела к тому, что мне не нравилось почти все, кроме некоторых людей, с которыми я работал и которые приходили в бар. Поэтому мы решили, что у нас будет бар, который будет сам себя фильтровать. Это чуть ли не единственная деталь нашего плана, которая реализовалась в точности. Вместо охранника на входе стоят десять непонятных типов и чувих, которые непонятно что здесь делают и непонятно как выглядят. Работает безотказно.

Н:  Когда вы открывали его, вы знали, что он станет больше, чем просто баром? Как изначально вы видели его развитие и что появилось раньше: бар или комьюнити?

     Г:  Не знали, мы на это даже не рассчитывали. Так получилось само по себе, когда мы начали делать свои тусовки, быстро поняли, что алкоголь и культура смешивания, которой мы посвятили больше пяти лет, оказалась не так и нужна, а вместо этого хорошо бы разбираться во всем остальном: в стилях татуировки, в направлениях искусства, немножко в дизайне,в том, как работает IT-индустрия. 

 

     Люди очень быстро начали привлекать других людей. Мы обещали много всяких странных тусовок и выставок, а еще у нас бесплатных вход был, есть и будет. И цены ниже, лучше продать два джин-тоника подешевле, чем один дорогой. 

 

     У нас изначально была связь с тату-культурой. Некоторые до сих пор считают ее маргинальной, но татуировки делают люди всех социальных слоев, возраста и уровня достатка. Идея с ними появилась еще в 2014. Я был уверен, что это станет классным катализатором продаж. Потом мы попробовали делать свои выставки. Я не могу назвать эту стену в баре Карма с четырьмя картинами выставочным пространством, но наше заявление было важным: в порядке живой очереди здесь может выставиться любой, это бесплатно, а если его картину купят, он заберет все деньги себе. За два года мы продали где-то двадцать работ, от пятнадцати евро за штуку до пятисот за серию. Не знаю, насколько это хорошо, но как есть.

Н:  Бар и творческое объединение - какое соотношение у этих вещей?

      Г:  Соотношение впечатляющее, понять это невозможно. Было много идей, связанных с искусством, но за два года неизменной остался только бар. Это возможность собрать всех людей после их выставок на, считай, кухне - и это восхитительно. Как культурный лейбл мы сейчас делаем не очень много вещей, и часть из них я пытаюсь как-то это коммерциализировать. Это отнимает много времени, а я хочу заниматься баром, продавать пиво, тусоваться на крыльце, рассказывать истории. Мы стараемся поддерживать своим присутствием часть выставок, которые проходят во Дворце искусства например . На одних художники KarmaCrew выставляют свои картины, а на других бармены KarmaCrew наливают джин-тоник. Это идеальный баланс, мы делаем и то, и то одинаково хорошо, мне нравится эта многофункциональность.

Н:  В одном из ваших Инстаграмов написано, что KarmaCrew - культурное агенство. Как оно устроено?

     Г:  Мы не были уверены, насколько серьезно этим займемся, мы и сейчас не знаем, насколько серьезно этим занимаемся, поэтому и выбрали такое понятие, потому что его нет в законодательстве нашей страны. В моей голове культурное агентство - это штука, где тебе могут сделать логотип, мерч и вообще устроить арт-перформанс на праздновании чего-нибудь в твоей компании. Самая классная история, пока что, это кастом офисов. Здесь есть и свобода творчества, и ограничение одновременно. Сказать, что это что-то супер серьезное, я пока что не могу. Это все еще неформальное объединение. Сейчас мы на распутье, может, найдется пара классных арт-менеджеров, которые хотят продавать арт, я был бы рад.

 

     Мы можем делать что угодно, летом у нас куча фестивлей, мы делаем граффити-брендинги, ставим вместе с Radio Plato DJ-стейджи. Вот ты мне даешь пять слов, а я прямо здесь придумываю тебе развлекаловку, в которую интегрирован арт, возможно, бар, возможно, еда. У меня нет кейса, но я могу его разработать специально для тебя.

Н:  В августе этого года прошла выставка Karma:Review. Расскажи об этом.

      Г:  Karma:Review была выставкой современного молодого (обязательно) белорусского (обязательно) искусства с вечеринкой, фуд-кортом и, самое сложное и важное, бесплатным входом. Я считаю, что мы много где налажали, но собрали около 1500 человек, статистику можно посчитать по продаже пива. У нас были проблемы с партнером, я просто проснулся утром и понял, что мне вот прямо сейчас надо 800 баксов наличкой.


     Было около шестнадцати художников, место, а это был Lo-Fi Customs еще  до перезапуска, подходило просто идеально. Плюс так совпало, что в тот день в Минске не было ни одного крупного мероприятия. В итоге мы собрали много классных людей и показали крутых художников, офигенно тусанули и получили огромное количество фидбэка. Мы готовили его месяц и я получил 160 долларов с этого громадного ивента, но мы все равно были в диком восторге. Мы будем повторять это мероприятие с бо́льшим бюджетом, бо́льшей серьезностью и концептуальным лайн-апом. Ревью -  наша маленькая победа и было бы круто делать такой ивент раз в год или два и приглашать еще и художников из-за границы. Я за последний год познакомился с многими крутыми художниками, пока путешествовал, и обязательно их позову.

Н:  Как вообще пришла эта идея?

     Г: Не имею ни малейшего понятия. Когда-то знал, но забыл. Наверное, мы просто поняли, что нам есть что показать, но негде. Я вообще часто ною по поводу бесчеловечности арендных условий в Минске. По мировым меркам у нас аренда вне всяких объяснений. Приезжал мой хороший товарищ, у него бар в Риге, и это лучший коктейльный бар города. Так вот, аренда этого бара - 6 евро за квадрат. Я уверен, что на Зыбицкой просят 40-50 евро. Ему повезло с арендой, разумеется, но в Минске тебе просто не может так повезти.

Н:  А как выбирали художников?

      Г:  Нам писали, а мы смотрели работы. У художников много проблем социального характера.  Я уверен, мы не знаем о многих крутых авторах просто потому, что они не уверены в себе или просто не готовы морально. В этом деле очень классно помогают рекомендации.

Н:  Если говорить о культурных мероприятиях в целом, чего не хватает Минску?

     Г: Мероприятий с бесплатным входом! И качественным контентом. Интересных дневных мероприятий тоже не хватает. Вообще все что угодно можно сделать, было бы кому этим заняться.

Н:  Продолжаем тему больших выставок. В этом году Карма участвовала в Осеннем салоне. Как, почему и что это вам дало?

      Г:  Салон - это возможность показать новые работы, не знаю, что еще это может дать. Работа Таши Капюшон выиграла приз жюри. Еще у Кати Плотниковой купили всю серию . Я люблю эти мероприятия, потому что можно неформально пообщаться и посмотреть на всякое. Там можно найти и владельцев галереи, и городских сумасшедших. В какой-то мере похоже на Карму.

Н:  Во Дворце искусств большие выставки сменяются продажей меда и носков. Это когда-нибудь изменится?

     Г: Надо спросить у руководства Дворца. Пока что их самая шедевральная вещь - Мясной дворик. Это впечатляюще, больше ничего не скажу. А носки и мед - ну ладно. Пока туда можно войти не перекрестившись, все нормально.

Н:  Искусство в Беларуси не финансируется государством. За счет чего оно существует?

      Г:  За наш (смеется). Когда кто-то из ребят делает новую серию, бар может купить им материалы на 100-200 долларов, чтобы поддержать . Честно говоря, не представляю, как должно работать государственное финансирование. В моей голове нет этой схемы. Все рассчитывают на себя, есть много частных инициатив. Мы скорее убедим большие компании покупать кастом офисов, мне кажется. 


     Государственное финансирование? Было бы круто, но сначала остановимся на том, чтобы государство не мешало. Я много хожу и убеждаю всех, что искусство - это классно, что это дополнительные деньги, дополнительные налоги, что это привлекает туристов. А потом появляется чувак, который Министерство культуры на хую вертел - и вся эта работа по уверению зря. Хоть бы не закрашивали - да и ладно. Зачем тратить время и цензурировать то, что не нуждается в цензуре?

Н:  Вы открыли PostBar с концептуальными выставками. Расскажи об этом.

     Г: Мы хотели, чтобы это было обособленное место для спокойных, атмосферных тусовок. Не все ожидания оправдались, отсутствие кучи баров вокруг - реальная проблема. Тебе нужен human traffic. Когда мы делаем там ивенты - все супер, когда не делаем - все не работает так, как мы это задумали. Однако мы учимся и делаем выводы. Быть “концептуальным” , например, тоже не так просто. Приходит чувак и говорит: хочу у вас играть. Я сажусь и рассказываю ему, что он может сделать вообще что угодно: заколлабиться с художником, пустить видеоряд на стену, сделать синий свет. “Да-да-да, - говорит он мне, - супер”. Но что мы видим на этой тусовке через месяц? Ничего. Хочу нажимать пальцем, не хочу делать сложное. И мне обязательно надо платить, как и любому артисту!

 

     Это конечно же касается далеко не всех, в Минске множество диджеев и продюсеров очень серьезного уровня. Может быть, я просто заблуждаюсь, но контраст по количеству людей очень сильный. Сейчас, надеюсь, мы сделаем больше арта и меньше DJ-истории, потому что для этого места в таком формате она не работает.

Н:  Было такое, что вечером у вас пьет какой-то человек, а на следующий день возвращается и предлагает классную коммерческую сделку?

      Г:  Было. Приходят и говорят: распишите наш офис. Мы такие: окей. Приезжаем, смотрим брендбук, заключаем договор.

Н:  А как появились художники? Где и как вы их находите?

     Г: Художники появились после того, как я сходил на презентацию IF ONLY. Я познакомился там с Лерой и Яной - ссылки!. Через неделю мы встретились, я рассказал им, что хочу раз в две недели менять работы на стене бара, и мы просто начали это делать. Они познакомили меня с художниками Tasha Kapushon, Griss Lugard и Vadik Fin. Эти три человека вдохновили меня начать интересоваться тем, что происходит в арт-среде.

Н:  Какой должна быть картина, чтобы вы повесили ее на стену в баре? И кто принимает подобные решения?

      Г:  Мы точно не возьмем голых девок с “Коктейлями Молотова”. У меня много вопросов не столько к содержанию работы, сколько к ее оформлению. Как-то мы даже не выставляли ничего несколько месяцев, потому что мальчики и девочки приносили какие-то обрывки бумаги, а они постоянно отваливалось. Это же твое искусство, ты хочешь его показать и ты ждала 9 месяцев, а теперь тебе все равно. Для меня отношение к своей работе - очень важный показатель. Эту стену закрасили Tasha Kapushon и Griss Lugard, чтобы, если что, на ней могло ничего не висеть. Посыл работы в том, что это единственный бар, у которого есть сердце. 

 

     Решение принимают те, кому это интересно. Некоторые предпочитают просто говорить: это говно. Но так не работает.

Н:  В какую сторону вы хотите развиваться?

     Г: Мы вроде как приостановились на секунду. Сейчас есть идея сделать в Карме что-то утреннее, чтобы там можно было работать. Было много разговоров про галерею, но это требует больших инвестиций и это большие риски, плюс не до конца понятен формат Post Bar. 

 

     Сейчас вот запускаем “грязный четверг”! Будем звать разных не-музыкантов. Это даже не вечеринка, а шутка над вечеринкой. Это делается, чтобы в очередной раз показать преимущество общения.

Н:  Есть идеи, которые пылятся, потому что публика к ним не готова? Если да, то что должно измениться и когда вы сможете их реализовать?

      Г:  Конечно да! Целая куча. Пока что огромные проблемы с площадкой, дружественный прайс 800 долларов в сутки - и ты понимаешь, что будет провально. В самом начале мы с Сашей договорились, что все, что мы делаем, не должно уходить в минус. Минус 5 баксов - это провал.

 

     А насчет непонимания публики - мне кажется, мы работаем с очень понятным искусством, люди воспринимают его очень положительно. По какой-то супер странной случайности у нас не было такого мероприятия, на которое никто не пришел. Когда приходят люди, видно, что все не зря. Даже не знаю, чем мы можем отпугнуть людей. Ну вот разве что платным входом.